Главная » Проблема человеческих отношений. По В. Солоухину
21:09

Проблема человеческих отношений. По В. Солоухину


Сочинение по тексту:


Немало произведений написано о Великой Отечественной войне. Это и воспоминания участников боев, и рассказы о героях, и истории из военного детства. Известный писатель Виктор Солоухин в годы войны был студентом, жил в общежитии, хорошо знал, что такое голод и холод. Но он вспоминает не только о тяготах военного времени, но и о поступках людей.

В рассказе, созданном на биографической основе, автор обращается к нравственно-этической проблеме человеческих отношений. Жадный и бессовестный Мишка Елисеев хранит продукты в тумбочке, прячет их под замком от соседей по комнате. Но никто из голодных ребят не покушается на его добро: «неприкосновенность чужого замка вырабатывалась у человека веками и была священна во все времена...» Однако в какой-то момент терпению приходит конец, голодные подростки крушат «амбар», и от тумбочки остаётся только замок, тяжёлый и никому не нужный. А ведь Мишка даже никому не пожаловался и сам ушёл из комнаты. Возможно, что-то понял. Справедливость должна торжествовать, а зло должно быть наказано — таков бескомпромиссный вывод, с которым, прочитав рассказ, согласится каждый из нас.

Вся мировая литература посвящена исследованию человеческих отношений. Первый русский психологический роман «Герой нашего времени» М.Ю. Лермонтова исследует логику поведения главного героя Григория Печорина. Вторгаясь в чужую жизнь, он делает людей несчастными, но и сам испытывает мучительное разочарование во всём. Он становится виновником гибели Бэлы, не даёт счастья Вере, обижает холодностью Максима Максимыча. Этот литературный герой напоминает современных молодых людей, эгоистично разрушающих жизнь тех, кто оказывается рядом. Они не ценят ни любовь, ни дружбу, они ничем не хотят жертвовать для других. В моём окружении встречаются такие люди, которым чуждо понятие «толерантность», а самоутверждаются они за счёт более слабых. Но при этом они не выглядят сильными и счастливыми.

Другим примером служит юноша Ларра, герой рассказа М. Горького «Старуха Изергиль», который за эгоизм наказан бессмертием, и это одно из самых страшных наказаний для того, кто отвергнут людьми. Он обречён на вечное одиночество за то, что никого не любил, не жалел, жил только для себя. Радость свободы и вседозволенности превращается для него в муку вечной отверженности и презрения.

Каждый из нас должен уметь отличать истинные ценности от ложных, жить в согласии с собственной совестью, поступать в соответствии с этическими нормами. Помни, что каждый твой поступок — проверка на нравственную зрелость.


Текст Виктора Солоухина:


(1)Шла война, на которую мы, шестнадцатилетние мальчишки, пока ещё не попали.

(2)Время было голодное. (3)По студенческим карточкам нам давали всего по четыреста граммов хлеба.
(4)А между тем даже сливочное масло, окорок, яйца, сметана существовали в нашей комнате в общежитии — в тумбочке Мишки Елисеева, отец которого работал на складе и каждое воскресенье приходил к сыну и приносил свежую обильную еду.

(5)На Мишкиной тумбочке висел замок. (6)Мы даже не подходили к ней: неприкосновенность чужого замка вырабатывалась у человека веками и была священна во все времена, исключая социальные катаклизмы — стихийные бунты или закономерные революции.

(7)Как-то зимой у нас получилось два выходных дня, и я решил, что пойду к себе в деревню и принесу каравай чёрного хлеба. (8)Ребята меня отговаривали: далеко — сорок пять километров, на улице стужа и возможна метель. (9)Но я поставил себе задачу принести ребятам хлеб.

(10)Утром, несмотря на разыгравшуюся метель, я добрался до родительского дома. (11)Переночевав и положив драгоценный каравай в заплечный мешок, я отправился обратно к своим друзьям в студёном, голодном общежитии.

(12)Должно быть, я простудился, и теперь начиналась болезнь. (13)Меня охватила невероятная слабость, и, пройдя по стуже двадцать пять километров, я поднял руку проходящему грузовику.

—(14)Спирт, табак, сало есть? — грозно спросил шофёр. — (15)Э, да что с тобой разговаривать!

—(16)Дяденька, не уезжайте! (17)У меня хлеб есть.

(18)Я достал из мешка большой, тяжёлый каравай в надежде, что шофёр отрежет часть и за это довезёт до Владимира. (19)Но весь каравай исчез в кабине грузовика. (20)Видимо, болезнь крепко захватила меня, если даже само исчезновение каравая, ради которого я перенёс такие муки, было мне уже безразлично.

(21)Придя в общежитие, я разделся, залез в ледяное нутро постели и попросил друзей, чтобы они принесли кипятку.

(22)А кипяток-то с чем?.. (23)Ты из дома-то неужели совсем ничего не принёс? (24)Я рассказал им, как было дело.

—(25)А не был ли похож тот шофёр на нашего Мишку Елисеева? — спросил Володька Пономарев.

(26)Был, — удивился я, вспоминая круглую красную харю шофёра с маленькими серыми глазками. — (27)А ты как узнал?
—(28)Да все хапуги и жадюги должны же быть похожи друг на друга!

(29)Тут в комнате появился Мишка, и ребята, не выдержав, впервые обратились к нему с просьбой.

— (30)Видишь, захворал человек. (31)Дал бы ему хоть чего-нибудь поесть.

(32)Никто не ждал, что Мишку взорвёт таким образом: он вдруг начал орать, наступая то на одного, то на другого.

—(33)Ишь, какие ловкие — в чужую суму-то глядеть! (34)Нет у меня ничего в тумбочке, можете проверить. (35)Разрешается.

(36)При этом он успел метнуть хитрый взгляд на свой тяжёлый замок. (37)Навалившаяся болезнь, страшная усталость, сердоболие, вложенное матерью в единственный каравай хлеба, бесцеремонность, с которой у меня забрали этот каравай, огорчение, что не принёс его, забота ребят, бесстыдная Мишкина ложь — всё это вдруг начало медленно клубиться во мне, как клубится, делаясь всё темнее и страшнее, июльская грозовая туча. (38)Клубы росли, расширялись, застилали глаза и вдруг ударили снизу в мозг темной волной.

(39)Говорили мне потом, что я спокойно взял клюшку, которой мы крушили списанные тумбочки, чтобы сжечь их в печке и согреться, и двинулся к тумбочке с замком. (40)Я поднял клюшку и раз, и два, и вот уже обнажилось сокровенное нутро «амбара»: покатилась стеклянная банка со сливочным маслом, кусочками рассыпался белый-белый сахар, свёрточки побольше и поменьше полетели в разные стороны, на дне под свёртками показался хлеб.    

— (41)Всё это съесть, а тумбочку сжечь в печке, — будто бы распорядился я, прежде чем лёг в постель. (42)Самому мне есть не хотелось, даже подташнивало. (43)Скоро я впал в забытьё, потому что болезнь вошла в полную силу.
(44)Мишка никому не пожаловался, но жить в нашей комнате больше не стал. (45)Его замок долго валялся около печки, как ненужный и бесполезный предмет. (46)Потом его унёс комендант общежития.

(По В. Солоухину)


Похожие материалы:
Нашли ошибку на сайте? Напишите в комментариях!
Категория: Сочинения ЕГЭ | Просмотров: 1024 | Добавил: Ученик | Рейтинг: 3.0/3