Главная » Проблема сострадания. По О. Лонгурашвили
20:24

Проблема сострадания. По О. Лонгурашвили


Сочинение по тексту:


Вопрос сострадания - один из сложнейших в жизни человека. Кто-то с детства понимает, что не может хладнокровно смотреть на то, как унижают людей, на то,  как у них отнимают самое дорогое для сердца... Но это лишь вопрос о сострадании к человеку. Но, если разобраться, то можно понять, что сострадание проявляется еще и по отношению к природе, к животным, к воспоминаниям ... По идее сострадание - это чувство, возникающее, когда мы видим чью-то боль, при этом ощущая её , как свою. И когда мы видим, как плохо нашему другу, то начинаем ему сопереживать.

Так в тексте Ольги Лонгурашвили наблюдается вот такая картина: Дальний восток, пленные японцы строят дома, дождливая погода, слякоть и сырость. Пленных японцев приводят под конвоем утром и с конвоем уводят вечером. Местные жители реагировали на них по-разному. Кто-то строил им рожицы и грозил кулаком, а кто-то из сочувствия к ним угощал их хлебом. Ведь все мы люди, и несмотря на то, что Япония была союзником Фашисткой Германии и воевала против нас, доброта и щедрость русского народа безграничны. И верно подметил Э.М.Ремарк в своем романе "На западном фронте без перемен": "Солдаты не хотят войны. Её желают главы государств". И Ведь он прав. Не скажи государство солдату: "Не воюй", так он и не станет воевать. Все просто. А отсюда и вывод, что сами солдаты не виновны в своих деяниях на войне. Они всего лишь пешки для государства. Так и с пленными. При других обстоятельствах наши народы могли бы подружиться. И сострадание к этим измученным пленным не дает покоя многим нашим соотечественникам. Однажды девочка по имени Лилька проходила мимо лагеря военнопленных и ее подозвал один из японцев. Он дал ей коробок с красивой бабочкой, попросив в замен немного хлеба. Придя домой, девочка сообщила матери, что отнесет японцу немного хлеба, чтобы тот перекусил, на что мама сказала, что девочка может пригласить его домой, чтобы тот поел у них. Когда девочка вернулась, то увидела двух японцев, но не испугалась, и пригласила обоих. Мама не ожидала увидеть второго человека, но не отказалась их накормить. Вот оно сострадание. Это чувство выражается тем, что несмотря на то, что в прошлом японцы и были нам врагами, мама этой девочки накормила их, словно они были друзьями.

В данном тексте автор указывает нам на то, что нужно всегда оставаться "человеком", и относиться к ближнему так, как ты хотел бы, чтобы относились к тебе.

И это верное замечание, с ним я полностью согласен. Я считаю, что мы должны относиться друг к другу с полным пониманием ситуации и сочувствием проблеме. И в доказательство вышесказанного нужно, просто необходимо привести роман Джека Лондона "Белый клык". История про волчонка, который на четверть был собакой. у него было нелегкая судьба: сначала он пытался выжить в лесу, затем он терпел побои и трудную жизнь у индейцев; его предали, продав алчному мужчине, который в свою очередь хотел устраивать собачьи бои. В этих боях Белому клыку не было равных, но однажды он проиграл. Истекая кровью, он, наверное, умер, если бы не его не спас один мужчина, который проявил при этом сострадание. Этот человек долго пытался втереться в доверие Белому клыку, но удалось ему это сделать лишь спустя месяцы, когда волчонок, видимо, понял, что этот человек не желает ему зла. И благодарностью на сострадание "белого господина" стала любовь и преданность собаки. Этот роман позволяет нам понять и даже "увидеть", что такое сострадание и чем оно проявляется.

В завершение я хотел бы сказать, что сострадание нужно проявлять каждому. Ведь, если мы научимся это делать, то не будет конфликтов и недопонимания. Мы станем лучше друг с другом контактировать, а значит и врагов у нас станет меньше, а разве это не залог счастливой жизни?


Текст О. Лонгурашвили


Мама часто рассказывает мне о своём послевоенном детстве, но эта история мне почему-то особенно понравилась.
Жили они тогда в деревянных коттеджах на две семьи на окраине города в районе, который назывался «Гнилой угол». Это место и правда отличалось плохой погодой. Когда над городом светило солнце, у нас всегда моросил дождь, и постоянно было грязно и сыро.
Моей маме Лиле тогда было семь лет. Им, детям, все было нипочём. Они гуляли в любую погоду. Летом целой ватагой ходили в лес, карабкались по сопкам за цветущим багульником, купались в бухте Потрокль. Ныряли в океан за морскими звёздами, ежами и трепангами.
Напротив их дома через дорогу шло строительство трёхэтажного общежития для рабочих. Там трудились военнопленные японцы, которых каждое утро под конвоем приводили охранники. Вечером, когда работа кончалась, их строили в колонну и уводили в лагерь для военнопленных. Эти странные люди вызывали постоянный интерес у всех ребятишек. Одни их дразнили, показывая кулаки и выкрикивая «банзай!», а другие жалели и приносили им кусочки хлеба.
Пленные выглядели очень измученными. Униформа цвета хаки висела на них как на вешалках. И все они были так малы ростом, что казались семилетней девочке ровесниками.
Военнопленные часто подзывали детей, и, отдавая свои гроши, просили купить для них что-нибудь съестное или папиросы. Сами они не могли отлучаться со стройки. Ребятишки охотно выполняли их просьбы, хотя в то время в магазинах ничего нельзя было купить, кроме чёрного хлеба, ржавой селёдки или консервов.
Лиля и её подружка Зойка часто беседовали с японцами, несмотря на то, что это было строго запрещено. Бдительные охранники, наводящие ужас не только на пленных, но и на детей, присматривали за ними. Они постоянно отгоняли всех от японцев, грозя тюрьмой за предательство Родины и шпионаж.
Да дети и сами побаивались японцев, несмотря на их солнечные улыбки, ведь они были нашими врагами.
Среди пленных Лилька с подружкой выделяли двоих, самых молодых, которые постоянно их приветствовали и пытались шутить на ломаном русском языке.
«Дети сан, смотри!», – говорил один из них и показывал, как он «отрывает» себе палец и при этом закатывал глаза и издавал мучительные стоны. Дети понимали, что он шутит, и весело смеялись. Маленьким девчонкам льстило, что взрослые люди разговаривают с нами на равных.
Как-то раз один из японцев с таинственным видом подозвал Лильку и вручил спичечный коробок, в котором что-то тихонько шуршало. Там оказалась очень красивая бабочка – чёрный махаон, которого даже в те далёкие времена было очень трудно встретить.
Потрясённая красотой и размером бабочки, девочка спросила: «Где ты взял её?» Он гордо ответил, что поймал бабочку специально для неё. Затем, смущаясь, робко попросил принести ему кусочек хлеба. «Да, да, конечно!» – сказала Лилька и помчалась домой, бережно прижимая к себе коробочку с бабочкой.
Дома она схватила кусок хлеба и собралась бежать обратно. Мама (моя бабушка) остановила её и сказала: «Зачем ты берёшь хлеб? Лучше вымой руки и садись обедать. Сегодня я приготовила очень вкусный борщ с мясом». Лилька показала маме чёрную бабочку и ответила, что хлеб несёт пленному японцу, который подарил ей эту красавицу.
Мама вздохнула, немного подумала и сказала: «Бедный малый! Он, наверное, очень голоден. Там в лагере их держат на хлебе и воде. Приведи его к нам. Пусть поест горяченького.»
Лиля радостно побежала звать своего знакомого на обед. С ним рядом стоял его друг. И она пригласила их обоих. Японцы переглянулись, о чём-то поговорили между собой, и, воровато оглядываясь, пошли вместе с девочкой. Было как раз обеденное время. Охранники сидели в стороне на пустых ящиках. Ели селёдку, чем-то запивая её. Так что можно было отлучиться незаметно.
Мама, увидев двоих гостей вместо одного, погрозила Лильке пальцем, но ничего не сказала. Усадила обоих за стол. Она налила им по полной глиняной миске вкусного дымящегося борща и крупными ломтями нарезала буханку чёрного хлеба. Японцы замерли от восхищения при виде роскошного угощения. Затем молча принялись за еду.
Если бы вы могли только видеть, как они ели! Лилька никогда не забудет этого зрелища. Быстро загребая ложками, почти не жуя, они глотали этот живительный борщ, закатывая от блаженства маленькие узкие глазки. Чтобы не уронить не одной капельки, они подставляли под ложку кусочек хлеба, неся её ко рту.
Когда миски опустели, гости хлебным мякишем вытерли их до блеска и отправили сочные кусочки в рот. Затем собрали со стола все хлебные крошки и съели их. Действовали одинаково и очень слаженно. Покончив с едой, японцы улыбнулись хозяевам, встали из-за стола и, сложив руки ладошками вместе, долго кланялись, выражая благодарность. Мама растрогалась и даже заплакала. Ей было очень жалко этих изголодавшихся молодых ребят.
После этого обеда Лилькины знакомые японцы встречали её как родную. Они каждый день разговаривали. Пленные очень смешно произносили некоторые русские слова: хреп – вместо хлеб, растуй – вместо здравствуй. Её имя Лиля они произносили как Риря.
В японском языке нет буквы «Л», и во всех русских словах они заменяли её на «Р». Девочке удалось узнать имена японцев. В шутку или всерьёз они назвались: Тор и Ками. Причем Тор, называя себя, показывал на стол, а Ками – брал в руки камень. Тор и Ками ещё много раз обедали у Лильки дома. Мама старалась приготовить для них рыбу и рис, так как для них это была любимая еда.


Похожие материалы:
Нашли ошибку на сайте? Напишите в комментариях!
Категория: Сочинения ЕГЭ | Просмотров: 1017 | Добавил: Ученик | Рейтинг: 3.5/4